В садик Пушкинский детсадовской тропою
Побреду, словно со звоном колокольным.
Надо мною снова небо голубое
С рыжим солнцем, по-осеннему спокойным.

В этом садике когда-то мы играли
В дочки-матери, в войнушку, в конный бой, мы
Жадно жёлуди в карманы набирали
И пистонов лихо тратили обоймы.

Сотрясался садик Пушкинский от гама
Ребятни, от восклицаний и от... плача. -
Коль с работы чуть задерживалась мама,
Я рыдал, лица, как девочка, не пряча.

Я ревел и надрывался, что есть силы, -
Часто вечер проходил в таких занятиях.
Лишь когда за мною мама приходила,
Успокаивался я в ее объятьях.

А потом мы шли домой и листья дружно
Проносились мимо - полны увядания.
“Ты ж мужчиною растешь - учиться нужно
Не показывать ни страхи, ни страданья!” -

Говорила на ходу мне мама нежно,
Приучая целый век с собой бороться.
Мама знала: даже то, что неизбежно,
Побеждать нам силой сердца удается!..

Вместо рева я теперь могу лишь квакать
И мычать, не разводя от боли сырость.
Мама, мама, я не буду больше плакать,
Я не буду плакать, мамочка, я вырос!...

Я гуляю… Листья рядышком в полете,
Оборвавшись, по дороге побратались…
Ты ведь просто задержалась на работе?!
Не навек мы в этом августе расстались?!.

Бог умеет удивлять, он восхищает
Так, что выразить не может сила строчек.
Он в сердцах любимых землю посещает,
Чтоб воспитывать, как сыновей и дочек.

Он нас балует и делает открытья,
Учит мужеству, жизнь превратив в награду,
Наполняет лучшей нежностью события,
Забирает нас зареванных из сада...